FOLLOW US ON SOCIAL

Posted On

23
Январь
2021

Незаслуженно забытый Вильям Вевель, автор понятий «наука» и «учёный»

 «… более удивительного разнообразия и количества знаний почти в каждом разделе человеческого опытаникогда, возможно, не было накоплено человеком за такой короткий промежуток времени»

John Herschel

William Whewell являлся одним из лидеров в науке девятнадцатого столетия. Его называли человеком многих талантов. Он написал работы по философии, математике, архитектуре, механике, минералогии, моральной философии, астрономии, политической экономии, правосудию, логике и философии науки. Но вы не найдёте о нём информации в рунете (хотя ещё в Энциклопедии Брокгауза и Эфрона была статье об этом выдающемся человеке), да и в англоязычном сегменте интернета она присутствует едва ли на паре сайтов. Вниманию читателей «Гранита науки» — статья д.м.н., профессора В.В. Корпачёва, который наткнулся на личность Вильяма Вевеля, изучая своё генеалогическое древо по линии бабушки Марии Вевель.

William Whewell родился 24 мая 1794 в Ланкастере (Ланкашир). Его родителями были Джон Вевель (John Whewell) и Элизабет Беннисон (Elizabeth Bennison). Он был старшим ребенком в большом семействе из семи детей. Отец Вильяма был плотником и хотел, чтобы сын пошел по его стопам. Однако, директор Школы Грамматики и священник прихода в Ланкастере, Revd. Joseph Rowley, распознал в нем талант математика и предложил бесплатное обучение. Кроме того, в 1816 году он уговорил отца позволить Вильяму учиться в Школе Грамматики в Heversham (Westmorland), которая находилась примерно в 20 км. к северу от его родного города. В 1810 Вильям переехал в Heversham, где за два года смог получить подготовку для участия в конкурсе на обучение в Кембриджском Тринити-колледже. Помогло также частное обучение математике у слепого математика John Gough из Кендала. К этому времени семейство перенесло серию несчастий, связанных со смертью матери в 1807 и троих младших братьев.

  1. Whewell поступил в Кембридж в октябре 1812 г. как студент, освобожденный от платы за обучение (sub-sizar). Такие студенты должны были работать слугами у своих более богатых товарищей.  Необходимо отметить, что Исаак Ньютон обучался в Тринити-колледже также как sub-sizar. W.Whewell выиграл стипендию, но этого было недостаточно, и дополнительная поддержка обеспечивалась частными взносами. У него было слабое здоровье, но через месяц после начала обучения в Кембридже он писал своему отцу: «Я удовлетворен очень хорошим здоровьем с тех пор, как оставил Ланкастер».

W.Whewell унаследовал поэтический дар своей матери, которая писала стихи и публиковала их в местных изданиях. В 1814 он получил приз Канцлера за эпическую поэму «Boadicea».  В январе 1816 г. ему удалось превзойти других студентов на экзамене по математике и получить высшее звание как второй wrangler (студент, достигший успехов в математике). Затем он стал вторым Лауреатом по механике. Это было первый раз, когда Whewell не достиг высшей награды, объясняя это в письме к семье тем, что не мог писать достаточно быстро.

В июле 1816 г. его отец умер, не дожив до получения сыном высшего образования. В октябре 1817 г. Вильяма Вевеля избрали членом ученого общества Тринити-колледжа. Он так описал это событие в письме к своим сестрам: «… самая существенная польза, которой вам когда-либо приходилось радоваться вместе со мной. Это обеспечивает мне удобное положение на всю жизнь, как минимум, пока моя жизнь является простой».

В период обучения в Кембидже W.Whewell приобрел ряд друзей среди высших академиков и был назначен лектором математики и ассистентом наставника в Кембридже в 1818 году. В 1819 г. он стал одним из фундаторов кембриджского Философского общества.

W.Whewell принадлежит важная роль в модернизации обучения математике, что отразилось в его учебниках. Его книга «Элементарный трактат по механике» (1819 г.) была первой прикладной математической работой на английском языке, которая адаптировала континентальную математическую символику. Вторая работа «Трактат по динамике» (1823 г.) посвящалась использованию Французских аналитических методов. Эти работы получили высокую оценку, и в 1820 его избрали в Лондонское Королевское Общество.

Вильям Вевель преподавал сначала в Тринити-колледже, а затем в университете. Его назначили профессором минералогии (1828-1832 гг.), а затем профессором моральной философии (1838-1855 гг). В июне 1841 W.Whewell обручился и 12 октября 1841 года женился на Cordelia Marshall в Камберленде. Через пять дней ему пришло письмо от премьер-министра Сэра Роберта Пила, в котором говорилось, что королева рассмотрела его рекомендацию и он назначен Мастером Тринити. В 1842 г. и в 1855 г. он занимал должность Вице-канцлера кембриджского Университета.

W.Whewell проявил себя не только в научных исследованиях и философии, а также как администратор университета и колледжа. С 1818 г. он являлся президентом Общественного союза Кембриджа (Cambridge Union Society) и одним из основателей, а затем и президентом Британской Ассоциации по Развитию Науки, членом ученого Королевского Общества, президентом Геологического общества, а также, в течение многих лет, Мастером Тринити- колледжа в Кембридже. В 1837 г. его наградили Королевской медалью.

Наряду с участием в образовательной реформе, W.Whewell также был плодотворным исследователем. Он изобрел саморегистрирующий анемометр, а также издал важные работы по экспериментальной физике, кристаллографии, минералогии, физической астрономии, науке образования, архитектуре, поэзии и религии, наряду с целым рядом изумительных популярных обзоров, лекций и проповедей. Им написано «Эссе по минералогической классификации и номенклатуре» (1828) и «Архитектурные примечания по немецким церквям с ремарками на происхождение Готики» (1830 г.). Главными трудами W. Whewell являются: «History of the inductive sciences», 3 v. (1837) (История индуктивных наук. СП-б, (русск. перев. Антоновича) Т.1, 1867, 590 с.); «Philosophy of the inductive sciences» (1847)«Novum organon renovatum» (1858)«On the philosophy of discovery» (1860)«History of scientific ideas» (1861).

Он попытался объединить в одну систему позитивизм, критицизм и платонизм. Между 1835 и 1861 годамиWhewell написал также ряд работ по философии морали и политики, из которых ведущими были «Elements of morality, including polity», 2 v. (1845 г.)«Lectures on systematic morality» (1846) и «Lectures on the history of moral philosophy in England» (1852). В них он исходил из универсальных прав человека (личная безопасность, собственность, контракт, фамильные права и правительство) и кардинальных добродетелей. В этике W.Whewell стремился выявить общепризнанные, самоочевидные аксиомы, регулирующие практическое поведение человека.

Среди популярных работ можно назвать «Трактат по Астрономии» и «Общая Физика» (1833 г.). В эссе «Множественность Миров» (1854 г.) он выступил против вероятности внепланетной жизни. Заслуживают внимания его работы «Платонические Диалоги для Английских Читателей» (1850-1861), а также эссе «Гуманитарное образование вобще»  со специфической ссылкой на ведущие предметы Университета Кембриджа (1845 г.).

С именем W.Whewell связано введение таких понятий как «наука» (science) и «учёный» (scientist). История создания этих терминов следующая. В начале 1830-х годов наблюдался рост количества натуральных философов и отсутствие согласованности в этой новой области исследований. При обсуждении на заседнии Британской Ассоциации по Развитию Науки (British Association for the Advancement of Science — BAAS) в 1833 году, которое проходило под председательством W.Whewell, английский философ и поэт Samuel Coleridge высказал мнение, что для личности, которая работает в «реальных науках» (как выразился Кольридж), необходимо обозначение этой новой группы профессионалов. После этого, в Ежеквартальном Обзоре дебатов Британской Ассоциации в1834 году Whewell писал: «…также как в искусстве существует творчество музыканта, живописца и поэта, так ученый может быть математиком, физиком или натуралистом». Следует отметить,что слово «физик», используемое в этой цитате, также введено Whewell впервые.

В 1840 году в «Философии индуктивных наук» W.Whewell обосновал использование этих терминов следующим образом: «…нам крайне необходимо подобрать название для обозначения людей, которые занимаются наукой вообще. Я склонен называть их Учёными». Среди других людей ученый является экспертом, как минимум, в одной из областей науки и применяет соответствующий научный метод для выполнения исследований. Однако, несмотря на эти предложения, название «ученый» не применялось до конца столетия, поскольку М. Фарадей и Т. Грэм предпочитали употреблять термин «натуральный философ», который охватывал более широко философию, богословие и этику.

Вильям Вевель также предложил целый ряд общеизвестных научных терминов, таких как «анод», «катод», «ион», «эоцен», «миоцен», «физик», «совпадение», «теория катастроф», «униформитаризм». Термины «анод», «катод» и «ион» он предложил своему другу, известному физику М.Фарадею, а название «эоцен» и «миоцен» посоветовал применять основоположнику современной геологии Чарлзу Лайеллю (Charles Lyell), который в первом томе своей книги «Основы геологии» (1830) разделил третичный период на четыре геологических эпохи, для который и были использованы предложенные наименования. Кроме того, Вевель предложил называть совокупность терминов определенного класса предметов «номенклатурой» в противоположность «терминологии».

Учёный переписывался со многими современниками и помогал им подняться по научной лестнице, если они этого заслуживали. Так, он познакомил М.Фарадея с молодым Томасом Грехэмом, который в последуещем разработал принципы диализа и ввел новые термины «диализ» и «коллоид», такие привычные в настоящее время. Опубликовав свой труд «Осмотическая сила» (1854), он впервые описал способ изготовления полупроницаемых мембран из специально обработанного пергамента, с помощью которых стало возможно осуществлять разделение коллоидных и кристаллоидных растворов. В своей работе он экспериментально доказал, классические в настоящее время, законы диффузии и осмоса, заложив физические основы гемодиализа.

Невозможно не упомянуть о деятельности W.Whewell как англиканскиого священника и ученого-богослова, проповедующего в университете на регулярной основе. Его четыре проповеди были изданы в 1837 году, а через десять лет – 22 проповеди, которые он читал в часовне Тринити-колледжа Кембриджа. Он верил в христианский Универсализм, но не в необходимость Христианства.

Whewell высказал мнение, что «материальный мир» является областью ученого (например, математика, физика или натуралиста) в отличие от «этического мира», который является деятельностью мысли и относится к сфере влияния бога. В продолжение этой дискуссии на заседании British Association for the Advancement of Science в Белфасте (1874 г.) новый президент ассоциации John Tyndall высказался о взаимоотношении науки и религии следующим образом: «Все религиозные теории, схемы и системы, которые охватывают понятия космогониии или которые иным образом касаются области науки, должны, поскольку они делают это, подчиняться контролю науки и оставить все мысли управлять этим». Некоторые религиозно настроенные его противники расценили эти слова как нападки на религию.

Широкое, но поверхностное знакомство Вильяма Вевеля с различными отраслями науки дало ему возможность написать всеобъемлющий труд по истории и развитию науки, в котором он пытался их классифицировать и который не потерял своей ценности до настоящего времени. Научными областями, в которых Whewell известен более всего, являются философия науки, история науки и философия этики. В философии он был последователем Фрэнсиса Бэкона, который ввел термин «индукция» и сформулировал понятие нового, индуктивного метода. Эти представления воплотились в чеканные афоризмы «Нового Органона», придав особый многозначительный смысл всему, что за эти годы вышло из-под его пера.

Индукция (от лат. inductio — наведение) является видом обобщения, которое связано с предвосхищением результатов наблюдений и экспериментов на основе данных опыта. Whewell развил теорию индукции, пытаясь объяснить, как открываются физические законы: «…имеется Новый Элемент, добавленный к комбинации [из образцов] самим актом думающего, которым они комбинировались». Индукция, по его мнению, представляет собой не простое накопление фактов, а выведение общих законов, которые как таковые не существуют ни в одном из обобщаемых фактов (Philosophy of the indactive sciences (1847); История индуктивных наук. СП-б, Т.1, 1867; History of scientific ideas (1861г.).

Известно его крылатое изречение: «Фундаментальные идеи — это не следствие опыта, а результат особого строения и деятельности ума, который по своему происхождению не зависит от всякого опыта, хотя при его осуществлении постоянно сочетается с опытом». (Fundamental ideas are not a consequence of experience, but a result of the particular constitution and activity of the mind, which is independent of all experience in its origin, though constantly combined with experience in its exercise).

Индукция противопоставляется дедукции (от deducere — выводить), когда осуществляется выведение одной мысли из другой, делаемое на основании логических законов. Так же, как логика дедуктивных умозаключений основана на том что, ничто частное не существует вне общего, логика индуктивных умозаключений основана на том что, общее не существует самостоятельно, любые закономерности обнаруживаются, проявляясь в частностях. Индукция упрощает мир, облегчая его понимание, не будь ее, человечество, в своих познаниях, не двинулось бы дальше бесчисленного набора, не имеющих значения фактов. Все крупные гипотезы и основные законы науки построены методом обобщения частных случаев. Можно сказать, что индуктивные умозаключения несут в себе зерно гениальности и остаются для многих недоступными только из-за боязни взять ответственность на себя и быть осмеянными. А между тем, незначительное, на первый взгляд обобщение может привести к революционному прорыву в какой-либо сфере человеческой деятельности.

В середине XIX века разгорелся знаменитый спор W.Whewell с известным английским мыслителем и экономистом John Stuart Mill, главная заслуга которого состояла в разработке теории индукции. Однако, J.Милль не принадлежал к числу окончательных приверженцев индуктивного метода. По его мнению, самым могучим орудием открытия истины является дедуктивный метод, лучшим примером которого может служить открытие Ньютоном силы тяготения. Он считал, что индукция неприменима ко всем более сложным случаям, когда несколько сил действуют одновременно и ни одна из них не может быть исключена. При таких условиях необходимо прибегнуть к более сложным приёмам: закон действия каждой отдельной силы изучается порознь, затем делается вывод комбинированного действия их всех, и заключение проверяется наблюдением. Это и есть тот дедуктивный метод (слагающийся из трёх частей — индуктивного исследования, вывода и проверки), который более всего содействовал успехам науки. John Stuart Mill настаивал на том, что законы природы выводятся исключительно через индуктивное обобщение фактов, Whewell же говорил, что одних фактов мало: разум должен привнести и концепцию, которая эти факты объединила бы (подобно нитке, на которую нанизываются бусины). Дикарь и ученый имеют дело с бусинами (нельзя сказать, что одними и теми же, ибо научное наблюдение не столько фиксирует факты, сколько их создает). Дикарь нанизывает свои бусины на одни нитки, ученый нанизывает свои бусины на другие (в частности, объединяя разрозненные факты допущением о неизменности регулярной связи между ними). В противовес мнению J. Mill, он подчеркивал, что индукция помимо фактов основывается на идеях как источнике всеобщего и необходимого знания. Идеи позволяют обнаружить законы, которые управляют явлениями и обладают внеопытным происхождением.

Процесс познания по W.Whewell осуществляется в три этапа: 

1) наблюдение сложных фактов и разложение их на простые и поддающиеся измерению,

2) объяснение идеальных понятий,

3) обобщение элементарных фактов с помощью этих понятий.

Свойство индуктивности в процессе обучения является главным. Утверждая, что законы и научные теории являются гипотезами, изобретенными творческими умами, он считал, что они подлежат фактической проверке.

W.Whewell писал, что

«…в каждом акте знания имеется два противоположных элемента, которые мы можем назвать Идеями и Восприятиями»

По его мнению, Фундаментальная Идея является «… не следствием опыта, а результатом специфической конституции и деятельности разума, функционирование которого независимо от опыта в своем происхождении, хотя постоянно объединяется с опытом в его упражнении» («… not a consequence of experience, but a result of the particular constitution and activity of the mind, which is independent of all experience in its origin, though constantly combined with experience in its exercise».

  1. Whewell отмечал:

«Мы не можем видеть один объект без идеи пространства; мы не можем видеть два без идеи сходства или разницы» 

и был первым, кто использовал термин «совпадение», чтобы обсуждать унификацию знаний между различными ветвями исследований.

Чарльз Дарвин цитировал W.Whewell на титульном листе книги «Происхождение видов», чтобы выразить важность законов в естественных науках: «… мы можем понять, что события вызываются не изолированными вмешательствами Божественной силы, проявляемыми в каждом конкретном случае, а установлением общих законов» (W.Whewell, Bridgewater Treatise) (….we can perceive that events are brought about not by insulatedinterpositions of Divine power, exerted in each particular case, but by the establishment of general laws).

Однако W.Whewell не воспринял новую теорию и выразил это в письме Дарвину: «Мой дорогой мистер Дарвин. Я должен поблагодарить вас за копию вашей книги «Происхождение видов». Вы легко поверите, что это меня очень заинтересовало, и, вероятно, вы не будете удивлены, узнав, что я, по крайней мере, не могу стать обращенным к вашим доктринам. Но в том, что вы написали, так много мыслей и фактов, что нельзя противоречить без тщательного выбора основания и способа несогласия, на что у меня сейчас нет времени. Поэтому я должен поблагодарить вас за вашу доброту. Поверьте мне. Искренне Ваш. W.Whewell» (My dear Mr. Darwin. I have to thank you for a copy of your book on the ‘Origin of Species’. You will easily believe that it has interested me very much, and probably you will not be surprized to be told that I cannot, yet at least, become a convert to your doctrines. But there is so much of thought and of fact in what you have written that it is not to be contradicted without careful selection of the ground and manner of the dissent, which I have not now time for. I must therefore content myself with thanking you for your kindness. Believe me. Yours very truly. W. Whewel).

В книге «Определение создателя» (1845) Whewell оппонировал идее эволюции и эволюционной теории Дарвина. Известный английский исследователь Джорж Романес (George John Romanes, 1848-1894), друг Дарвина, много сделавший для популяризации его учения,  был удивлен тем, что W.Whewell, при своих обширных познаниях по истории индуктивных наук, при всей своей проницательности в области научного метода, придя самостоятельно к идее естественного отбора, с презрением отвергнул ее.  В приложении к своей книге G. Romanes приводит слова W.Whewell из «Бриджуотерского трактата» при обсуждении приспособленности периода цветения растений к длине года: «Если сейчас растения приспособлены к занимаемому ими в природе месту, то и тогда они должны были обладать какой-то приспособленностью. Откуда могли взяться в прошлом неприспособленные растения?» Иными словами, он считал, что здесь нечему отбираться, то есть нет материала для отбора.

По мнению W.Whewell, общей чертой палэтиологических наук является невозможность объяснить происхождение современного состояния вещей естественным путем из некоторого «первичного состояния» без предположения сверхъестественного вмешательства. Поэтому W.Whewell являлся принципиальным противником эволюционизма.  Он полагал, что в начале каждого нового геологического периода «проявлялась творческая сила». В биологии он не допускал трансформизма, говоря, что «допустить образование новых видов как естественное явление в природе, не указывая в то же время на реальные факты, подтверждающие подобное предположение, значит совершенно голословно отвергать гипотезу творения». Бытие Божие для Вевеля является не объектом веры, а научной аксиомой. Сущность ее сводилась к космологическому аргументу.

По поводу понятия жизни в биологических науках W.Whewell указывал на мистическое, химическое, механическое и виталистическое («психическое») истолкование жизненных явлений и склоняелся к последней точке зрения, хотя и признавал ее слабые стороны. Вот определение жизни по W.Whewell: «Органическая жизнь есть постоянство формы в находящейся в круговороте материи, причем материя и форма обусловливают одна другую специфическими законами» (т. e. жизненными силами). Понятие жизненной силы и цели — основные идеи биологии. В организме части не только зависят друг от друга и представляют «взаимность причин и действий», но являются существенными для образования целого. Без допущения объективных целей в природе и конечной причины нельзя в биологии обойтись».

Последние годы жизни Whewell были наполнены печалью. Его жена Cordelia умерла 18 декабря 1855 года после длительной болезни. Затем он женился на Lady Everina Affleck, которая также умерла 1 апреля 1865 года.

24 февраля 1866 года Whewell упал с лошади во время верховой езды за пределами Кембриджа после того, как животное понесло. Его принесли парализованным в его комнату в Тринити, где он умер 6 марта. Последней просьбой Вевеля было опустить занавески, чтобы можно было в последний раз увидеть большой двор Тринити.

by J. Rylands, albumen carte-de-visite, 1860s

Закончить краткую биографию W.Whewell можно словами его многолетнего друга Джона Herschel: «… более удивительного разнообразия и количества знаний почти в каждом разделе человеческого опыта никогда, возможно, не было накоплено человеком за такой короткий промежуток времени». Его часто называли эрудитом. Один из его современников высказал шутку: «Наука является его сильной стороной, всеведение его слабость».

В Кембридже имеется скульптура W. Whewell, созданная английским скульптуром Т. Woolner. Один из кратеров на Луне назван в его честь «Whewell».

Подробные библиографические детали жизни W. Whewell описали:

  • Isaac Todhunter, «W. Whewell: an Account of his Writings» (2 vols., 1876)
  • Stair Douglas, «Life of W. Whewell» (1881).

P.S. Согласно мнению филологов, фамилия в разнообразном написании: Whewell, Wewell, Wheowall, Whawell, Whewill встречается в церковных регистрах Северной Англии с начала 17 века. В шотладских источниках (www.surnamedb.com) отмечается, что средневековое слово «Whele» произошло от староанглийского «hweol» or «hweowol», которое до 7-го века означало колесо (wheel). Возможно, оно относится к профессиональным прозвищам, указывающим на род деятельности предка: он мог быть мельником, то есть человеком, заведовавшим мельничным колесом. Первая запись с подобным написанием содержится в свитках Йоркшира времен Эдуарда I (1272-1307). Согласно данным американской организации «Coat of Arms & Family Crests Store», эта древняя англосаксонская фамилия была упомянута еще в 1296 г. (землевладелец John le Whewell). Мне удалось обнаружить в интернете среди церковных записей в западном Йоркшире сведения о бракосочетании John Whewell в 1634 году.

Можно полагать, что W. Whewell был потомком рода Вевелей, представители которого принимали участие в 30-летней войне в Европе. Их участие отразилось на географических названиях в Германии – Wewelsburg, Wewelsfleth, Wewelshof. При этом, филологи Германии признают, что эта фамилия не характерна для немцев и связывают ее происхождение с Британией.

Во время Тридцатилетней войны недостаток национальной пехоты компенсировался наймом в широких масштабах иностранных наемников, в особенности британцев, венгров и шотландцев. Король Польши Сигизмунд III также следовал этой традиции. Успехи польской армии объяснялись профессионализмом иностранных воинов. В 1610 г. польские войска заняли Москву, в 1611 г. – Смоленск, Новгород-Северский, Чернигов. В 1632 г. Россия пыталась отвоевать Смоленск, но неудачно. По мирному соглашению 1634 года Владислав IV отказался от притязаний на Московский престол, но оставил за собою Смоленск и Северскую землю.

В это же время воевал предок русского поэта М. Лермонтова, шотландец Георг Лермонт, который сдался в плен русским при осаде крепости Белой.  В дальнейшем он принял русское имя Юрий, получил дворянское звание и поместье в Галицком уезде (в Костроме). В дальнейшем он был убит при осаде Смоленска (может быть одним из своих соплеменников).

В военных действиях на стороне польской армии принимал участие Ян Вевель — предок нашего рода по дворянской линии моей бабушки Марии Вевель. Он воевал в войсках Сигизмунда и под знаменами его сына Владислава IV Ваза. 20 сентября 1641 года за верную службу и профессионализм ему было пожаловано дворянское звание и поместье Сметанино в Бельском старостате недалеко от крепости Белая, где он проявил свои воинские качества. Учитывая, что в скором времени Смоленск опять перешел к России, ему пришлось переехать в глубь страны и жить на территории современной Белоруссии. Этот дворянский род внесен в Книгу Могилевского дворянства согласно привилею, выданному королем Владиславом IV Ваза. Последнее признание в дворянском достоинстве подтверждено определением Могилевского Дворянского Депутатского собрания 8 января 1865 г., 11 марта 1868 г., 10 ноября 1869 г. [РГИА, ф. 1343, оп. 18, д. 1122, л. 111], которые утверждены Указом Правительствующего Сената по Департаменту Герольдии от 1 декабря 1870 г.

АвторВадим Валерьевич Корпачёв  — доктор медицинских наук, профессор, ведущий специалист в области фундаментальной и клинической фармакологии, фармакотерапии сахарного диабета и эндокринных заболеваний, заслуженный деятель науки и техники Украины, член Европейской Академии естественных наук, автор книги «Развитие цивилизаций и технологии происхождения видов»

Источник: https://blog.techorigenlife.org/

UserComment

Valuable Users idea's
0 Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *